Мужской угол в русской избе


Мужчина и женщина. Разделение дома на мужскую и женскую половины

Тамара Ляленкова: Квартирный вопрос, как известно, испортил людей. Однако сейчас, когда жить стало просторнее и большинство детей имеют свой игровой угол, а теща существует отдельно, в другом районе, многие задумались о сакральном заполнении пространства. Традиционно кабинет и библиотека предназначаются мужчинам, женский туалетный столик ютится в спальне. Но теперь внимание обращают также на то, куда – на запад или восток – спят головой хозяева и какие ветры врываются в открытую дверь. Сегодня китайская практика фэн-шуй, точно рассчитывающая направление иньских и яньских сил, помогает правильно расставить диваны и обезопасить углы российским гражданам. Но так было не всегда.

О разделении домашнего пространства в русской культуре рассказывает сотрудник Института славяноведения Российской Академии наук Елена Левкиевская.

Елена Левкиевская: В русской традиционной культуре домашнее пространство, конечно, не разделялось так жестко, как, скажем, в мусульманской традиции. Но все-таки представление о некотором выделенном женском и выделенном мужском пространстве в рамках дома существовало. Прежде всего выделялся так называемых бабий кут – это угол, который был расположен рядом с печью или за печью, это угол, где стояла всякая домашняя утварь. И отделялся он от остальной части дома или занавеской или загородкой. Вот это было специфически женское пространство, на которое, как правило, не заходили ни мужчины, даже если они члены семьи, ни гости.

Но, кроме хозяйственной функции, это бабий угол еще наделялся различной сакральной символикой, связанной прежде всего с культом предков. Потому что здесь, как правило, находился лаз в подполье – место, которое воспринималось как некий проход, некий медиатор в потустороннее, в нижнее пространство дома, которое традиционно связывалось с душами предков и вообще с духом дома, первопредком, который там обитал (как правило, там прежде всего обитал домовой). И вот была эта связь женского начала с культом предком и одновременно с рождением нового, потому что роды очень часто проистекали или на печи или даже в самой печи. Существовала такая традиция, потому что русская печь была большая, и женщина туда вместе с повитухой забиралась, в это внутреннее пространство печи (естественно, печь не топилась), и там она рожала, повитуха там принимала младенца, завязывала ему пуповину.

Тот, кто видел настоящую русскую печь, традиционную, понимает, что устье в ней было достаточно большое для того, чтобы туда мог пролезть человек. А само пространство за устьем непосредственно, там, где горел огонь и готовилась пища, оно вообще было достаточно большое, потому что очень часто в деревнях в печах и мылись те люди, у которых не было своих бань. Печь занимала почти четверть иногда всей избы. На печи спали и грелись старики и дети, сушились валенки и одежда. В печи опять-таки мылись и в ней рождали. И, соответственно, послед и вообще послеродовые очищения, завязанные повитухой в тряпочку, зарывались в подполе, под печью.

То есть все это – и прошлое, и будущее, и предки, и будущие поколения – было как бы сконцентрировано в одном пространстве, в одном локусе этого дома. И все это связывалось именно с женским началом, с этим бабьим кутом.

Что касается мужского пространства, оно было гораздо менее выделено какими-то определенными границами. Но сугубо мужским считалось пространство сразу же у входа в избу, где располагалась поперечная широкая лавка, на которой мужчина, как правило, выполнял всякие хозяйственные свои функции: лапти плел, сбрую конскую чинил. Это была сугубо его площадь, и для женщины считалось неприличным и постыдным сесть на эту мужскую лавку. И мужской также считалась стоящая к ней под углом длинная лавка вдоль длинной части стены избы.

И конечно, мужской частью считалось место под иконами в красном углу, прежде всего потому, что это было самое почетное место. На это место сажали жениха на свадьбе, а невеста садилась на лавочку рядом с ним, то есть непосредственно на этом самом почетном месте сидеть она не имела права, потому как баба.

Тамара Ляленкова: А где спали традиционно?

Елена Левкиевская: Вот это единственное жилое помещение внутри избы днем служило для работы, а ночью это же самое помещение превращалось в спальню. И спали чаще всего на лавках, старики и дети спали на печи. Молодежь очень часто спала на полу, где была подстелена какая-то или перина, или постель из сена клали в самых бедных семьях. Как правило, муж с женой спали вместе, и иногда для этого использовались какие-то подсобные помещения типа клетей, подызбиц. В теплое время года уходили спать во двор, потому что в избе было все-таки очень тесно, и в ней спали в основном только в холодное время года.

Тамара Ляленкова: Понятно, что подобное традиционное деление домашнего пространства на мужское и женское в современных условиях не могло сохраниться.

А насколько уместен в российском интерьере фэн-шуй, я попросила рассказать Бронислава Виноградова.

Бронислав Виноградов: Фэн-шуй в Китае является лишь одной из наук социальной организации, и он связан вообще с социальными ритуалами. В Китае существовала сложная семейная система. Женщина была отнюдь не бесправна, но реально там была тема и покупки наложниц, была тема разного количества жен, но изначально была точно совершенно главная жена, номер один, и понятное дело, что это обязательно подразумевало определенный достаток.

Фэн-шуй усадьбы состоятельного человека подразумевает разные зоны, и обычно кабинет вообще представлял собой отдельное здание. Усадьба строится из отдельных блоков, и изначально китайская усадьба представляет собой так называемый «двор четырех соединений», где есть внутренний дворик обязательно, а вокруг него строится пространство и помещения. И вообще, есть разделение на мужские и женские зоны. Например, в усадьбе Конфуция, древней, которая находится в Цюй-фу, там жестко отделена женская зона от мужской зоны. Более того, там и слугам не положено было контачить с женской половиной дома.

Существовало понятие изначально внутренней половины, где находятся женщины и дети, и внешней половины, где находятся мужчины и общаются. А потом там есть кабинет, потому что только мужчины служили и были формально и официально образованными людьми. Подразумевалось, что мужчина занимается культурой, литературой и так далее, поэтому кабинет – как зона успеха – был предназначен для хозяина, мужчины. Были и какие-то другие рабочие пространства, куда запрещалось приходить во времена функционального действия, которое происходило там. Это пространство пира мужского, например. Но пространство не существует в отрыве от функций, его оживляющих, и, собственно, пространство есть лишь проводник функций, и когда функции не проводится, пространства нет.

Тамара Ляленкова: Пространство функции любви где осуществлялось?

Бронислав Виноградов: В принципе, оно осуществлялось там, где его хотели осуществлять. Хотя при этом существовало супружеское ложе, кровать была с палантином, и на ней не только спали, но и жили, ели, туда ставился столик для чаепития, она была многофункциональным пространством. На самом деле очень свободное в реальности отношение к знаниям времени, места и функций. Ориентация кровати связана с женщиной. Опять же ориентация главного входа обязательно связана с мужчиной, с хозяином. В зависимости от ориентации входа, как она располагается, она является или иньской, или яньской, мужской или женской, и она по-разному воздействует на мужчин и на женщин.

Есть фэн-шуйский компас – лопань. Одно из основных делений, по которому смотрятся зоны дома, - это «24 горы» так называемые, 24 базовых направления, которые характеризуют, в свою очередь, уже потом распределение энергии внутри дома. И в зависимости от того, иньская, яньская, какой характеристики эта энергия, она по-разному воздействует на иньских и яньских обитателей этого дома. Есть понятие опять же восьми типов иньских и яньских жилищ; в зависимости от ориентации входа есть иньские или яньские, но они не связаны непосредственно с мужской или женской историей, а они связаны со знаками рождения хозяев. Это направление и ориентация входа, так называемой посадки дома, куда вперед и куда назад он выходит. В реальности есть несколько базовых характеристик, которые определяются. Есть год рождения хозяина, хозяйки, того главного субъекта, под которого делается дом. Есть ориентация входа, и есть точка расположения в цикле времени, на какой цикл это делается. Поэтому изначально в Китае строили таким образом, чтобы через 20 лет, когда меняется большой цикл, иметь возможность перестроить, поменять ориентацию входа.

Есть какие-то вещи, которые более благоприятны для женщины и более благоприятны для мужчины. Например, цветы персика подразумевают чувства романтические, силинь подразумевает появление сыновей. Дракон подразумевает мужскую силу. Изображение кобылицы – это женское. Вот львы – обязательно парные, и обязательно выделяются мужская и женская особь, и у женщины под лапой – львенок, а у мужчины – шар.

www.svoboda.org

Углы в крестьянской избе

Все четыре угла в избе имели свое предназначение. Угол напротив устья печи был рабочим местом хозяйки и назывался «бабий кут». В нем все было приспособлено для ведения домашнего хозяйства. У печи стояли кочерга (выгребать золу из печи), ухват (ставить и вынимать горшки), помело (подметать под печи), деревянная лопата (ставить хлеб), ступа с пестом (толочь зерно, очищать от шелухи) и ручная мельница (молоть зерно в муку). Рядом с печью обязательно висел рукомойник и полотенце, под ним стояла деревянная лохань, куда стекала грязная вода. В бабьем куту на полках вдоль стен стояла нехитрая посуда: горшки, ковш, чашки, миски, ложки. Чаще всего мастерил их сам хозяин, в основном из дерева. По диагонали от печи находился «Красный угол» – почетное место. Здесь, на специальной полочке-божнице, стояли иконы, покрытые вышитыми набожниками, хранились священные книги, горела лампада. Всякий гость, входивший в избу, у порога первым делом находил глазами красный угол, трижды осенял себя крестным знамением и низко кланялся образам, а потом уже здоровался с хозяевами. В красный угол сажали самых дорогих гостей. Во время свадьбы там сидели молодые. В обычные же дни это было место хозяина дома.Ближайший к двери свободный угол – рабочее место хозяина. Здесь же стояла лавка, на которой он спал. В ящике под ней хранился инструмент. В свободное от полевых работ время хозяин занимался мелким ремеслом. Лавка отличалась от скамьи: она была намертво прикреплена к стене, а скамью можно было переставлять. Вообще мебели в избе было немного: стол, лавки, скамьи, сундук, посудные полки. В 19 веке появляются шкафы, стулья, кровати. Главный предмет мебели – обеденный стол, который стоял в красном углу. Каждый день в определенный час за ним собиралась вся семья. Одежду крестьяне хранили в сундуках, количеством которых измерялся достаток семьи. Для девочек с самых ранних лет в отдельный сундук собиралось приданое, этот сундук девушка забирала с собой в дом мужа.

Нередко сундук использовались в качестве спального места. Для малышей делали люльки: подвесные или качалки. Еще один интересный предмет – кошель, использовавшийся для хранения зерна.

izi.travel

О планировке и интерьере русской избы: передний угол и печной. Мужская и женская половины в избе

   Сегодня  мы продолжим беседу об организации пространства избы с учетом семантического аспекта жилища. Мы снова будем обращаться к цитатам из научной работы кандидата искусствоведения Евгении Владимировны Гавриловой «Основные направления развития предметно-пространственной среды загородного дома в России 1980-х – начала 2000-х гг. (исторические традиции и новаторские приемы)».

Изучая особенности планировки и интерьера русской избы, мы пытаемся донести до потенциальных обладателей подобного строения «тонкости», которые следует знать хозяевам жилища. Стилизованный под старинную русскую избу современный загородный дом не должен быть некой пародией на «оригинал». Конечно, элемент театральности в таком жилище будет присутствовать, но если все элементы интерьера «выдержать» в одном «тоне» и не доходить до гротеска, то и сами хозяева, и их гости придут к мнению, что перед ними настоящая русская изба со свойственной ей семантикой (символами).

Итак, давайте взглянем на избу, в которой жили наши предки и которая является образцом для архитекторов и дизайнеров XXI века. «Примечательно то, - пишет в своем труде Е. В. Гаврилова, - что два центра, на которые делилась изба, были различны не только по духу, но и по образному восприятию. Находясь в едином пространстве, по своей структуре они очень сильно разнились. Передний угол с божницей и столом, направленный на юго-восток, считался чистой, парадной половиной избы. Здесь молились Богу. Печной угол, ориентированный на северо-запад, осмысливался как место темное, нечистое. Передний угол считался мужской половиной, печной - женской. Интересно то, насколько пространственная организация и декоративное оформление этих двух зон соответствовало восприятию образов мужчины и женщины традиционным сознанием».

При умелом подходе к делу современный архитектор способен спроектировать избу, практически ничем не отличающуюся от той, которая описывается в цитате. Кстати, разделение дома на женскую и мужскую половины актуально и по сей день. Как правило, каждый из супругов хочет иметь в доме «личное пространство». Что касается представителей сильной половины человечества, то, согласно источнику, «мужское начало считалось созидающим, уравновешивающим, главенствующим. Однако мужчина, в основном находясь вне избы, во внутреннем пространстве был воплощением статичного начала. Этому вполне соответствовала обстановка переднего угла - там стоял стол, над ним располагалась божница с иконами. Вдоль стен шли неподвижные лавки, над ними - врезанные в стены полки, которые рубились вместе со срубом. Только в праздничные дни стол выдвигался на середину и накрывался белой скатертью, а на полках появлялась праздничная утварь. Это пространство было наиболее освещенным во всей избе. Хозяин дома во время трапезы сидел под образами в окружении старших сыновей - воплощение понятия, что муж - это глава семейной церкви. Женщины же ели, сидя на приставных скамейках и табуретках, поскольку им нужна была большая свобода передвижения, чтобы подавать и убирать со стола».

С подобной «дискриминацией» согласятся далеко не все хозяйки, живущие в XXI веке. Если мужчина не против такой постановки вопроса, то женщина вряд ли разделит его точку зрения. Но все можно решить мирно, и проблема сойдет на «нет». В конце концов, речь идет о планировке загородного дама, о его интерьере, а не о разделении обязанностей между мужем и женой.

В научной работе Е. В. Гавриловой сказано и о женщине в  русской избе. Но мы вовсе не призываем домовладельцев строго следовать устоям наших предков. Тем не менее, цитату из диссертации мы приведем. В частности, автор труда пишет, что «…жена олицетворяла динамическое начало в доме, вне которого находилась редко.

«Бабья дорога - от печи до порога». Обычное место ее пребывания - печной угол - был гораздо менее лаконичным по своей структуре, чем парадный. Сама печь была, по выражению А. В. Ополовникова (советского и российского ученого, академика, архитектора, реставратора – прим. А. К.) «многофункциональным агрегатом», который использовался для огромного количества хозяйственных нужд, а вместе с конструктивно связанными с ней элементами образовывала в избе очень выразительную объемно-пространственную композицию. Печь стояла на срубе, органично связанном со структурой всей избы - он состоял из толстых, прямоугольного сечения, брусьев, соединенных в «лапу» и врубленных другими своими концами в две стены избы, ближайшие к печи. Передний угол печного сруба служит основанием для массивного квадратного столба, который служил опорой для двух полок-воронцов, расходящихся от него под прямым углом. В него забивали железный кованый светец - зажим для лучин, освещавших избу. Рядом помещался крюк для висячего рукомойника. Одним концом на столб опиралась деревянная лежанка у печи, и в нем же было сделано круглое углубление вроде дупла, где в давние времена хранили сухой трут и огниво, а затем - спички. К столбу же крепился коник - довольно широкая тяжелая доска с фигурным верхом, отделяющая чистое место для приготовления пищи - шесток, от рукомойника и лохани перед ним, от лежанки и от печурок - углублений в остове печи для сушки рукавиц и прочего».

 На наших встречах, посвященных печам, мы довольно подробно говорили о конструкции этого неотъемлемого элемента русской избы. Но приведенная цитата, несомненно, дополнит сказанное ранее. Кстати, потенциальным обладателям русской избы предстоит использовать печь по ее прямому назначению, то есть, готовить на ней. Конечно, никто не обязывает домовладельцев забыть про плоды цивилизации, и, уж, тем более, никто не вправе запретить им иметь специальное помещение (кухню), где хозяйка сможет заниматься приготовлением пищи так, как это делается в городских условиях. Но такая кухня не должна нарушать гармонию убранства избы, и желательно, чтобы кухонное помещение находилось вне поля зрения. 

Вкусить всю прелесть данного дома можно только полностью «отдавшись» ему. Приготовленная на печи еда не идет ни в какое сравнение с пищей, «рожденной» на газовой (электрической) плите или разогретой в микроволновой печи.

В начале следующей встречи мы уделим еще немного внимания печи, после чего начнем разговор об усадьбе.

Алексей Каверау

В статье использованы фотографии сайтов: photos.lifeisphoto, museum, kinoshljapa, vodla, bt-test

www.dkd.ru

Русская изба: интерьер и дизайн

Гениальная в своем простом воплощении - русская изба, Россия в малом. Без наружного блеска, где “все просто, все прилично, все исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг…”

Изба

Само слово “изба” произошло от “истопить”. Истопкой в старину называли отапливаемую часть дома - истьбу (избу).

Печь

Илья Муромец провел на ней 33 года, Емеля использовал в качестве транспортного средства, а девочка из сказки “Гуси-Лебеди” спрашивала совета. Теплая большая русская печь занимала не только главную часть дома, но и главное место в понимании этического Она обогревала избу, кормила и даже лечила ее жильцов. По диагонали от нее, в дальнем углу от нее, устраивался красный угол.

Красный угол

Это всегда была самая освещённая часть дома: обе стены, образующие угол, имели окна. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти в красной угол избы только по особому приглашению хозяев.

Мужская и женская половины избы

Напротив красного угла располагался бабий угол (кут): здесь женщины занимались своими домашними делами, готовили пищу, пряли, ткали, шили. От остального пространства избы кут отгораживали занавеской. Около входной двери находился мужской угол - коник, где обычно ставился большой сундук. В нем хранили самое ценное имущество, на нем же спал хозяин дома.

Интерьер и дизайн

Обстановка в избе была скудной. Главным предметом мебели являлись лавки, на которых не только сидели, но и спали. По традиции на лавку клали три подушки. В горнице ставили кровати, но спали на них редко. Они служили скорее украшением дома и демонстрацией благосостояния семьи.

Мы могли бы уделить еще больше внимание особенностям интерьера и дизайна русской избы, но вряд ли у нас получится рассказать об этом также образно, как у русского поэта Льва Александровича Мея:

В низенькой светелке, с створчатым окном

Светится лампадка в сумраке ночном:

Слабый огонечек то совсем замрет,

То дрожащим светом стены обольет.

Новая светелка чисто прибрана:

В темноте белеет занавес окна;

Пол отструган гладко; ровен потолок;

Печка развальная стала в уголок.

По стенам - укладки с дедовским добром,

Узкая скамейка, крытая ковром,

Крашеные пяльцы с стулом раздвижным

И кровать резная с пологом цветным.

Диана Чанкселиани.

cyrillitsa.ru


Смотрите также